О себе

Личный дневник

Первые способности, первые возможности

Родилась я в городе Вязьма Смоленской области 19 октября 1960 года. Ребенком была шустрым, проказливым и вездесущим. Любопытство и любознательность руководили моими поступками. К трем годам говорила всего лишь несколько слов, а вот жесты были очень доходчивыми, меня понимали. Самым четким в произношении было «Я сяма», за что и получила от соседа дяди Лёни соответствующее прозвище.

Вскоре была показана московскому профессору, который поставил очень интересный диагноз: «Лодырь хорошая. Заговорит.». Вот здесь уж пришлось показывать свои «могущие» способности, что уж теперь скрывать, если разоблачили.

«Я сяма» посетила церковь, оставив родителей в прокуратуре (искали всем «прокурорским» составом); висела на рябине, зацепившись капюшоном красной шубки за сук; повторила подвиг Дениса Кораблёва, вылив манную кашу из окна. Вот этот свой поступок не понимаю до сих пор. Всегда не любила гречку, особенно с молоком. Чем мне не угодила манка ― не знаю. О многих моих проделках рассказывала мама. Я только уточняла всплывающие в памяти картинки: «У дяди Лёни брови такие лохматые?» или «А рябина красная была? Вся в гроздях ягод?».

Для старшей сестры (+12 лет) я была куклой экспериментальной для отработки навыков обучения детей: чтение и письмо с пяти лет, мостик, продольный и поперечный шпагат и другие гимнастические этюды. Для брата (+ 5 лет) ― «дружбан» по чистке картошки к приходу родителей, лыжам и конькам, строительству снежных крепостей, поездкам летом в деревню. Родители работали на железной дороге, поэтому могли договориться со знакомыми машинистами, чтобы нас с братом высадили и подобрали в нужном месте. А там через лес по тропинке (так короче было, чем по дороге), стреляясь из трубочек зеленой рябиной, бежали или ходко шли к родственникам.

Все мы слышали о законе подлости. А вот некоторые иногда стоически проверяют его на практике. И что самое обидное ― на себе!

Как-то заигрались мы со Славой с нашими двоюродными братьями (а их целых 4 штуки тогда было, позднее стало 5). Когда дядя Витя (мамин брат) спохватился, мы уже опаздывали к поезду. Бежим! Какое бежим, летим, иначе нагоняй от родителей будет грандиозным, хорошо, если не болезненным. Слава ― впереди (ему же, как старшему, больше достанется), я ― чуть позади. И вдруг мои штаны начинают сползать. Подхватываю их двумя руками и от растерянности замедляюсь. Брат, заметив, что я отстаю, кричит:

― Света, быстрее!

― Я не могу, штаны сваливаются!

Славик оглядывается и наблюдает, как я добегаю со штанами в обеих руках.

― Резинка лопнула? Ну я ― вперед, чтобы с поезда увидели и подождали, а ты уж как можешь, только быстрее.

Вот такую меня, старательно поддерживающую штанишки, и передали маме из рук в руки. А вечером, отправив нас спать, родители хохотали, пересказывая друг другу свидетельства очевидцев, кто что подумал, и как это выглядело со стороны. А мы с братом были рады, что нас не наказали, и, тихонечко хихикая, благодарили резиночку.

Вообще-то, я рано поняла, что за безобразия Славе грозит большее наказание, поэтому, если не были взяты с поличным, вину брала на себя. Наказывали-то все равно обоих, а брата было жалко.

Школьные годы чудесные…

Когда мне не было семи лет, мы переехали в Крым. Это было необходимостью: для восстановления брата после болезни требовался именно крымский климат. Он отправился в школу-интернат для выздоравливающих в Краснолесье (уже горы).

А меня в первый класс не взяли. По словам директора школы: «Маленькая она у вас, худенькая, бледненькая (ага, плесенью покрытая)». Через год ни веса, ни роста особо я не набрала, а вот цвет лица, да, улучшился. Бледные или ярко-красного цвета отдыхающие завидовали вслух: «Какая шоколадка!».

Училась я легко, особо не утруждаясь. Времени хватало и на чтение книг и журналов, и на занятия спортом, и на хоровое пение. Так как детёнышем я была по комплекции «нестандартным», одеть меня было сложно. Поэтому я научилась кроить и очень неплохо шить красивые одёжки, и не только для себя. Захотелось украшать одежду ― вышивка мне в помощь.

Повезло с педагогами, начиная с первой учительницы. У каждого своя методика преподавания, без навязывания и давления, всего лишь немножко интригуя, они вызывали глубокий интерес к своему предмету. Ну кто из нас мог подумать, что историчка будет излагать факты из каких угодно источников, но только не из учебника, который сам по себе оказался захватывающим чтивом. Математичка писала номера заданий на доске для сильных учеников, а сама в течение урока занималась разбором «непоняток» со слабыми. А химичка, которая сыплет рифмованными формулами: «Сапоги мои того… пропускают H2O». Преподаватель украинского языка и литературы, не читающий, а поющий «Рэвэ та стогнэ Днiпр шырокый» Тараса Шевченко. Да еще как поющий!

А в остальном, наверное, школьные годы прошли, как у других. Олимпиады, конкурсы, спортивные (легкая атлетика, многоборье, волейбол, баскетбол) и туристические соревнования («Звездный поход», ориентирование с решением загадок).

Хорошее было время, жаль, что быстро закончилось. Но мы ведь так торопились вырасти и повзрослеть!

«Если те профессора, что студентов учат, горемыку-школяра насмерть не замучат»

Поступила в Криворожский горный техникум я не без волнения. Мальчиков отбирали по качеству аттестатов, лучшие принимались на специальность «Геология, поиск и разведка месторождений полезных ископаемых», остальным предлагали идти в буровики. А девчонкам пришлось пройти конкурсный отбор. Моя радость была беспредельна, когда получила вызов на учебу.

Позднее нашей группе объяснили, что в Украине скопилось очень много геологов. Получая распределение по всему Союзу, с течением времени, рано или поздно, геологи возвращались на родину. Поэтому нашу специальность планировали закрыть.

Хочу отметить, что мое любопытство и любознательность на этот момент только возросли.

И снова мне нравилось учиться. Безотказная помощница ― зрительная память ― выручала не только меня, но и группу. Как только преподаватель произносил: «А теперь побеседуем...» головы однокурсников поворачивались в мою сторону, глаза становились просящими, иногда даже умоляющими. И я поднимала руку, напрашиваясь на «беседу». Нужна пауза, чтобы заглянуть в конспекты? Она есть у вас.

Самым «страшным сфинксом, каменным и неподкупным» из преподавателей (по мифам старшекурсников, передаваемым из курса в курс) значилась Шутенкова Наталья Тихоновна. Все самые сложные лекции по структурной геологии, исторической геологии, полезным ископаемым читала она. Строгая, принципиальная, красивая. Прирожденный педагог, она не могла не вызвать нашего уважения и даже поклонения.

Девчонок гоняла за слишком яркую «боевую раскраску», неприемлемую для дневного времени. Мальчикам доставалось за неопрятный внешний вид. Искренне недоумевала, как можно носить чужие (чаще американские) флаги на груди. «Я бы еще поняла такой флаг на зад...нем кармане джинсов. Оставьте эти наряды для свиданий и дискотек».

Как-то перед очередной сессией Шутенкова собрала группу, чтобы ознакомить с распределением нас по руководителям преддипломной практики и дипломных проектов. В аудитории на последних столах стояли наши «любимые» ящики с образцами пород и минералов. О-о-о! Снова дрессура перед экзаменом по полезным ископаемым. Но мы не угадали.

Наталья Тихоновна, которая, по ее словам, за все время преподавания никогда не освобождала студентов от экзамена по этому, действительно, важному предмету, готова после собеседования с удовлетворяющим ее результатом выставить оценку автоматом. Мне. Что я испытала в этот момент? Растерянность. На лицах ребят эмоции сменялись одна за другой: от недоумения и неверия до удивления. Несмотря на разрешение покинуть аудиторию, группа полным составом осталась на своих местах. Затихарились, как мышки, и наблюдали, как мы с Натальей Тихоновной переходим от ящика к ящику. Вопросы звучали в разброс, сбивая с толку: минерал в руке ― название, следующий ― формула, еще один ― применение, происхождение, группа.

Ребята искренне переживали за меня, откровенно радовались, но заявили, что экзамен сдать было бы легче. Согласна, на все сто процентов согласна. Но ведь… чертовски приятно!

Несмотря на кучкование ребят по интересам общения, симпатиям и многим другим критериям, группа оказалась очень дружной и сильной. Прикрывали друг друга, где было можно и нельзя, отстаивали свои права. «Веник» из группы получился славный, неломаемый, а на «прутики» мы не разбивались.

Поездки в «колхоз» сплачивали, учили взаимовыручке, помогали еще лучше понимать друг друга, а поездки длиной в месяц давали возможность заработать, что немаловажно для студентов.

Агитбригады, всевозможные конкурсы, олимпиады, соревнования ― чего только не было в нашей веселой студенческой жизни.

По прежнему хватало времени на все мои увлечения: книги (ура! еще одна библиотека!!!); в спортивной школе сделали упор на средние и длинные дистанции (наконец-то меня услышали, что на стометровке не успеваю выложиться), и я с удовольствием ходила на тренировки.

Первый экзамен на профпригодность

На преддипломную практику мы с подругой Тошей (в миру Труш Антонина Фёдоровна) отправились в Правобережную геологическую экспедицию, которая находилась в поселке Фурсы рядом с городом Белая Церковь (Украина). Самый главный начальник, посмотрев на нас, с тяжелым вздохом заявил: «Какие-то вы маленькие, девочки...» и отправил в отдел кадров. А потом на вахтовке нас доставили в село Вороновица Винницкой области, где стоял поисковый отряд.

И практика началась. Сначала мы ходили хвостиками за специалистами, знакомясь с разными направлениями поисковых работ. Наставники в маршрутах периодически менялись: Елена Баранова, Виталий Кислюк, Николай Петренко. С Еленой описывали обнажения (выходы коренных пород на поверхность). С Виталиком, нагрузившись рюкзаками с песком, как два ослика, тащились к ближайшей «воде» и мыли шлихи. А Виктор (увы мне! Забыла фамилию), который присоединился к отряду чуть позднее и на месяц стал моим наставником, охотно отвечал на все возникающие вопросы, рассказывал из своей практики много историй, превращая каждую чуть ли не в лекцию. И пел! Его приятный баритон, песни военной тематики или бардовские создавали какое-то возвышенное настроение ― восторг длиной в целый месяц.

С Виктором же мы попали в курьёзную ситуацию. Точка выхода из маршрута была назначена в каком-то селе около церкви (прекрасный ориентир для встречи). Нашли обветшалую церквушку, обнесенную невысоким каменным забором, уселись на него, ждем вахтовку. Спустя некоторое время появляется мужичок в шляпе с красной физиономией, представляется председателем сельского совета («голова» по-украински) и интересуется, кто мы такие и что здесь делаем. А вы бы не задумались, тем более облечённые какой-никакой властью? Сидят двое незнакомцев неопрятного вида (сегодня сказали бы ― бомжеватого): не мелкий мужик старше сорока лет, рядом ― пигалица и два рюкзака. Одним лишь своим присутствием беспокоят местное народонаселение. Ответ, что мы ― геологи и ждем машину, которая нас заберет, «голову» не устроил. Виктор даже открыл рюкзак и показал отобранные образцы пород. Лицо мужика начинает наливаться багрянцем, он не верит, покажите ему документ, иначе вызовет милицию. А я представила себе, как нас загребают местные стражи порядка и закрывают в кутузку до выяснения, так сказать, и захохотала. «Голова» от такой беспардонности озверел, а у меня слезы уже ручьем текут.

Но, к счастью, подъехала наша вахтовка. Гейко Валерий Дмитриевич (старший геолог отряда) быстро убедил «голову», что мы никакие не воры, а очень даже порядочные люди, несмотря на отсутствие удостоверений (а мне его никто и не выдавал, забыли). Сели в машину, поехали. Я то затихаю, справившись со смехом, то снова взрываюсь хохотом. Виталик, не выдержав, спрашивает: «Свет, у тебя истерика?». Мотаю головой: «Нет! Ты только представь себе: сидим за решеткой в кутузке, Виктор поёт «Держись геолог, крепись геолог, ты ветра и солнца брат», а я, сестра солнца, ему подпеваю». Теперь уже смеются все, включая обиженного на выволочку за забытое удостоверение Виктора.

Не можешь остановить насмешников ― возглавь их!

На пару с Тошей, вооруженные радиометрами, ползали по обнажениям, измеряя радиационный фон пород. Вскоре прибыл Юрий (к сожалению, фамилию тоже не помню) из Киева, который стал моим напарником на все время его практики.

Нашим заданием был отбор донных проб, а технически выглядело так: берешь сапёрную лопатку, выколупываешь из речки (ручейка или его влажной поймы) грунт весом от 1 до 2 кг, упаковываешь в бумажный пакет, убираешь в рюкзак, отмываешь лопатку. И так каждые 500 м. Скучно, скажете? Не соглашусь, ведь чего по пути только не увидишь. Об одной интересной встрече с удовольствием расскажу.

Лес закончился, и мы с Юрой вышли на дорогу вдоль пруда. Заметили впереди огромный дуб и под ним сбросили свои тяжелые рюкзаки.

― Здесь?

― Похоже. Справа ‒ пруды, разделены дамбой, за ними ‒ селение. Точка выхода ‒ на дороге слева от села, сам посмотри карту. Твоя практика скоро закончится, так что завтра маршрут на тебе, ты ориентируешься, ведешь и выводишь к месту встречи.

Я отошла от дерева, которое закрывало вид на село и удивленно воскликнула:

― Юр! Посмотри, кто это за женщиной бежит? Для кошки лапы длинноваты, для собаки ‒ тонковаты.

По дамбе шла женщина, пожилая, нет, скорее, бабушка, а за ней чинно вышагивало нечто непонятное. По мере приближения ходоков мы дружно воскликнули:

― Косуленок?!

Это действительно оказался детеныш косули, которого егерь нашел одного в лесу. Его матери не было, косуленок жалобно блеял и звал ее. Голодный, напуганный, он тут же увязался за человеком, бежал и продолжал плакать. Бросить его егерь не смог.

― Вот уже два месяца живет у егеря. Освоился, никого особо не боится.

Мы, слушая рассказ женщины, во все глаза пялились на животное, которое спокойно стояло в отдалении. До полуметра высотой, лопоухий, бежево-коричневого окраса с крапом, изящный на своих тоненьких ножках и такой беззащитный.

― А я вот яблочек собрала, ― продолжила свой рассказ бабуля, ― дай, думаю, детишкам отнесу, а косуль следом увязался. Вот здесь, совсем рядом в лесочке детский садик. Угощайтесь… Ай!

Бабушка почему-то резво подпрыгнула и стала валиться на землю. Пакет выпал из ее рук, яблоки покатились в рассыпную. Оказалось, косуленок, очень недовольный остановкой (ведь так весело и хорошо шли), решил женщину поторопить, поддав ей сзади… головой, потому как рожек у него еще не было. И тут же отбежал.

Мы бросились старушке на помощь, подхватили ее под руки и стали поднимать.

― Аяй! ― Это уже завопила я, получив меткий привет под... то же место. Отпустив бабулино плечо, я с хохотом развернулась и уперлась обеими руками между ушами забияки. А он продолжал атаковать, поддавая головой мои ладошки. Косуленок наступал, бодал, а я смеялась и по кругу отступала. Начали второй круг, когда бабуля пришла в себя, выломала вицу, грозно и громко ринулась на мою защиту. Под давлением такого аргумента разбойник предпочел отступление на безопасное расстояние.

С хохотом и подколками мы собрали бабулины яблоки, и женщина продолжила свой путь. Следом за ней с гордо поднятой головой отправился непобежденный косуленок.

― Юр, а у него между ушками бугорки наметились, скоро рожки появятся. И нечего гоготать, больно между прочим, ― со смехом заявила я.

Так что скучно нам не было. То земляничные поляны встречались и заставляли забыть обо всем на свете, то Юра блудил в лесу, перешагнув влажную пойму, оставшуюся от ручья, и не заметив этого, то бык, якобы привязанный, но, как оказалось, свободно шатающийся по опушке леса.

Последние две недели практики работали в экспедиции на подготовке отчета. Я определилась с темой диплома, решила писать о разведке строительных песков Бохоникского месторождения.

Последний семестр закончился быстро, сессия прошла незаметно. Перед дипломированием ощущалось волнение, но отличный отзыв руководителя проекта Жукова Евгения Георгиевича, положительная рецензия из «Кривбассгеологии» давали уверенность, что комиссия всё же меня не замучает.

А впереди ждал Урал, потому что это было единственное направление, куда бы стоило ехать на работу. Ни Кривой Рог (шахты для мальчиков), ни Крым (гидрогеология), ни Чернигов (гидромелиорация), ни Одесса (цементный завод) меня не интересовали. А ничего другого нам не предложили. Поэтому ― Урал.

Марсятское рудоуправление

Следуя логике, Марсятское РУ должно находиться где? Правильно, в Марсятах, есть такой посёлок на севере Свердловской области. Я тоже так считала, наивная, пока не отправилась искать путь-дорожку до этого самого рудоуправления. Кстати, Свердловск встретил меня 31 марта негостеприимно. Вылет из Симферополя задержали на 3 часа из-за снежного бурана на Урале. Колючий ветер, правда, не сбивал с ног, но ‒20 градусов по Цельсию ощутимо щипали нос.

Добравшись до ж/д вокзала, выяснила, что мне нужен поезд «Свердловск-Полуночное», и взяла билет до станции Марсяты. Выгрузив из вагона в 5 часов утра свое тело и чемодан, огорчилась от известия, что ехать мне надо было до станции Сама. Но добрая женщина ― дежурная по станции ― на мороз меня не выставила, разрешила еще поспать до 9 часов, когда подойдет электричка, именуемая в народе «подкидышем» (с одной стороны, «подкинет» из одного пункта в нужный, с другой, состоит из 2‒3 вагонов). А от станции до поселка «всего лишь» километра 1.5‒2 ― пешком (с чемоданом!).

Шаги скрипят по морозному снегу, кручу головой по сторонам и понимаю, что я покорена этой сияющей в лучах солнца красотой, которая отложится в памяти навсегда: величественные сосны, уткнувшиеся макушками в небо, мохнатые ёлки шириной, не уступающей высоте, кряжистые и горделивые кедры. И все это великолепие засыпано, завалено искристым снегом. Аж дух захватывает!

На работу меня приняли в карьер, где добывали флюсовый известняк. Работа была скучная, сходил в карьер, отобрал пробы, доставил в химлабораторию, зафиксировал результаты анализов.

Внезапно, словно порыв ветра, налетела весна. Снег сходил очень быстро, и 1 мая стояла теплынь выше +20. Так же стремительно оживала природа, чтобы 9 мая укрыться снегом. Вот такие погодные капризы.

Когда сверху пришла разнарядка на составление кадастра месторождения, стало чуть интереснее. Хоть где-то пригодились мои знания и мозги. Искала информацию в старых запылившихся отчетах. Отсеивала ненужное, сохраняла «золотые» крупицы знаний. Мне это нравилось.

Лето поразило неожиданной для меня жарой, но огорчило тучами комаров, которым я очень понравилась на вкус. Цветущее разнотравье радовало глаза палитрой всевозможных цветов. А желтые купавки завораживали формой бутонов, напоминая розочек, сияющих солнечным светом.

Если в поселке появлялись буровые отряды с проектами на доразведку месторождения, с удовольствием соглашалась поработать. Описывая керн, предварительно прикидывала, как глубоко залегает известняк, и в каком направлении выгоднее будет расширять карьер.

Осень по насыщенности цветовой гаммы оказалась ярче весны. Красные и черные грозди рябин в бордовой листве. Березки слепят глаза желтизной, к ним присоединяются лиственницы, опушённые иголочками. Факелами пылают осины. Лепота! Отрада глаз!

Я всей душой приняла Урал, он, похоже, принял меня. Мне было тепло и уютно, как дома. Но приехали зазывалы с обещаниями комфортных квартир и перспективной работы. И мы, уже втроем, перебрались в совсем юный, еще только строящийся город.

Северо‒Запад Карелии. Костомукша‒городок

Всего в 35 км от границы с Финляндией (ближайшие города Кухмо, Каяни, Соткамо) стоит город, который начал свою жизнь одновременно с горно-обогатительным комбинатом. Железистые кварциты, которые здесь добываются открытым способом (карьер), еще не закончились, считаются достаточно богатыми по содержанию магнетита. ГОК работает, город живет.

Мне же не удалось найти работу по специальности. В геолого-разведочной партии мне сказали, что им нужны работники. И я их понимаю. Пришла на собеседование в красивом пальто, в сапожках на каблучке, как и прежде маленькая какая-то. Эдакая фифа! Нет, чтобы фуфаечку приодеть, сапожки кирзовые. Сразу был бы виден работник!

На комбинате не прижалась. Все огромное, черно-серое, в концентратной пыли. Не мое! Но работала, не отбывая смену, а по честному, что, к сожалению, оценило начальство. Когда в рудоуправлении появилась вакансия геолога, начальник участка не подписал заявление без двухнедельной отработки, заявив, что такие работники ему самому нужны. Место геолога ушло, ушла и я.

Сначала закончила бухгалтерские курсы. К этому времени уже работала с программой 1:С, так что пришлось полученные знания согласовывать с электронным помощником. Получилось, чему я была рада.

Наработав определенный опыт, поступила в Петрозаводский ГУ, пошла за вторым образованием. Диплом снова получился в красной обложке, что приятно согревало душу.

Главное то, что смогла изменить свое отношение к работе не по душе.

Нашла положительные стороны: востребованность профессии, возможность зарабатывать нормальные деньги, помогать выбираться из налоговых ям тем, кто в них попал. Не бесплатно, конечно, но и не всегда за деньги.

Примечателен такой факт: предприниматели, которые получили помощь из моих рук, предпочли в них и остаться. Поэтому сегодня я окружена симпатичными мне людьми, время работы с которыми исчисляется годами.

О холодной и суровой красоте нашей северной природы умалчала сознательно, но обязательно напишу. Вчера вот с подругой гуляли (к сожалению, и в наш «медвежий уголок» пришел вирус, поэтому сначала уезжаешь, а потом гуляешь) за городом и знакомились, как говорят, с самой яркой вестницей весны ― калужницей болотной. И к нам пришла весна!

Если подвести итог моего рассказа (бухгалтер я или как?), то:

Обладаю аналитическим складом ума, широким кругозором (из начитанных), грамотным русским языком, несколько суховатым стилем изложения.

Имею за плечами:

  • 2 образования: Геология, поиск и разведка месторождений полезных ископаемых; анализ, аудит и бухгалтерский учет;
  • экс-чемпионка Карелии по теннису, разряды по легкой атлетике, волейболу, баскетболу; знаю, как двигается человек, как работают его мышцы, тело;
  • опыт в шитье, вязании, вышивании;
  • любовь к цветам, иногда хочется поковыряться в земле; особое, теплое отношение к виноградным кустам; склонность к наблюдению за природой;
  • опыт общения с собаками и кошками; все еще тайно мечтаю поплавать с дельфинами на свободе;
  • восхищение танцами;
  • огромнейший опыт в чтении, с удовольствием погружаюсь в мир фэнтези с магией и юмором.
  • Обо всем этом я и буду писать. Если темы близки вам, не напрягает мой стиль изложения добро пожаловать на страницы моего дневника.

2 комментария

Аватар комментатора Barkat Автор: Barkat

Hi
I am so happy. I read your biography. Much struggle have to pass. Very nice your interest in work do. You are a telanted women. Much heard work do.
Thank lots.

Аватар комментатора Светлана Горблянская Автор: Светлана Горблянская

Hi!
I am glad that I was able to interest you and be useful.
Thank you so much for your comment!

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение